Sample Sidebar Module

This is a sample module published to the sidebar_top position, using the -sidebar module class suffix. There is also a sidebar_bottom position below the menu.

Sample Sidebar Module

This is a sample module published to the sidebar_bottom position, using the -sidebar module class suffix. There is also a sidebar_top position below the search.
Виды современной аппеляции
  • Регистрация
  • ru-RU
  • English (UK)

Г.Д. Улетова

Доктор юридических наук,

профессор Российской академии народного хозяйства

и государственной службы при Президенте Российской Федерации,

 заведующая кафедрой гражданского права,

гражданского и арбитражного процесса

Государственного  университета по землеустройству

 

Виды апелляции и эффективность современного гражданского судопроизводства

Вопрос о видах апелляции и критериях, положенных в основу классификации, является одним из самых дискуссионных в науке цивилистического процесса, что в первую очередь обусловлено практической значимостью института апелляционного производства для достижения цели гражданского судопроизводства. Обращение к анализу видов апелляции позволяет выявить не только природу и предназначение названного института, но и различия, преимущества и недостатки каждого из видов апелляции применительно к современному арбитражному процессу.

            В качестве основных критериев выделения видов апелляции в юридической литературе чаще всего используют объем (пределы)  рассмотрения дела; условия допустимости (недопустимости) апелляции. По объему повторного рассмотрения дела в доктрине цивилистического процесса традиционно принято выделять полную и неполную апелляцию (Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. Краснодар, 2003. С. 58). Полная апелляция представляет собой новое разбирательство дела по существу, при этом апелляционный суд не ограничивается проверкой правильности обжалуемого судебного акта первой инстанции, а вновь рассматривает дело на тех же началах, что и суд первой инстанции (Подвальный И.О. О совершенствовании апелляционного производства в арбитражном процессе Российской Федерации. СПб., 2000. С. 6). По мнению Т.М. Яблочкова, цель полной апелляции – «исправить погрешности – добросовестные и умышленные самих сторон, упустивших возможность представить суду первой инстанции весь фактический материал для окончательного решения дела» (Яблочков Т.М. Учебник русского гражданского судопроизводства. Ярославль. 1912. С. 218).  Таким образом, цель полной апелляции – повторно рассмотреть дело с учетом всего фактического материала, устранить имеющиеся нарушения материального и процессуального закона, исправить упущения, допущенные лицами, участвующими в деле, вынести справедливое, законное и обоснованное судебное решение.

Полная апелляция предполагает повторное разбирательство дела по существу с правом сторон без ограничения представлять новые доказательства, ссылаться на новые обстоятельства дела, не исследованные судом первой инстанции; соответственно, суд апелляционной инстанции в ходе повторного рассмотрения дела обязан принимать и исследовать новые доказательства, а также устанавливать новые факты и правоотношения сторон.  При полной апелляции по общему правилу не допускается возвращение дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

            Неполная апелляция представляет собой проверку судебных актов на основе исследованных в суде первой инстанции доказательств и установленных фактов. При неполной апелляции лица, участвующие в деле, не вправе ссылаться в апелляционном суде на новые обстоятельства и доказательства, которые не были представлены или указаны ими в суде первой инстанции; явка сторон не имеет определяющего значения, поскольку по общему правилу суд основывает свои выводы на имеющихся в деле письменных доказательствах, а явившиеся в заседание апелляционной инстанции лица, участвующие в деле, наделены правом дачи пояснения суду только в рамках тех доказательств и обстоятельств, которые были предметом исследования суда первой инстанции. При неполной апелляции суд второй инстанции вправе возвратить дело на повторное рассмотрение в суд первой инстанции (О полной и неполной апелляции см.: Рихтер А.К. О полной и неполной апелляции // Журнал Министерства юстиции. 1907. № 3. С. 2–48; Верещагин А.А. О недостатках принятой системы изложения судебных решений // Журнал Министерства юстиции. 1905. № 5. С. 122–125; Васьковский Е. В. Учебник гражданского процесса. М., 1917. С. 36; Борисова Е. А. Апелляция в гражданском (арбитражном) процессе. М., 2000. С. 59–63; Гражданский процесс: учеб. / под ред. М.К. Треушникова. М., 2003. С. 482–483; Гражданское процессуальное право: учеб. / под ред. М.С. Шакарян. М.         С. 391; Гребенцов А.М. Развитие хозяйственной юрисдикции в России. М., 2002. С. 2004; Жилин Г. А. Апелляция: полная и неполная // ЭЖ-Юрист. 2003. № 21).

            Из приведенных характеристик двух видов апелляции можно сделать вывод о том, что при полной апелляции приоритет отдается решению задачи повторного рассмотрения дела (правило двух инстанций), при неполной, напротив, приоритетна задача проверки судебного акта судом второй инстанции. Е.А. Борисова справедливо указывает: «Неполная апелляция в первую очередь свидетельствует о проверке апелляционным судом решения суда первой инстанции и при определённых условиях пересмотре дела, полная апелляция направлена на вторичное рассмотрение дела по существу, т. е. наряду с проверкой правильности вынесенного решения, осуществляется новое (повторное) рассмотрение дела» (Борисова Е. А. Апелляция в гражданском (арбитражном) процессе. М.,  С. 61).

Исследователи разных типов (видов) апелляции придерживаются различных мнений о преимуществе введения полной и неполной апелляции.

Очевидно, что каждый из названных видов апелляции наряду с достоинствами имеет и недостатки. На наш взгляд, в современном цивилистическом процессе следует выделять не только полную и неполную апелляцию, но и смешанную апелляцию. Очевидно, что в настоящее время классические виды апелляции уже не существуют в том первозданном чистом виде, в котором они были в XIX–XX в, так как они имеют тенденцию заимствовать друг у друга отдельные элементы, обеспечивая таким образом достижение цели гражданского судопроизводства наиболее эффективным способом.

В настоящее время произошли сущностные изменения цивилистического процесса как на уровне принципов, так и с точки зрения установления цели гражданского судопроизводства, что не может не повлечь переосмысление роли и значения других традиционных процессуальных институтов, включая апелляцию и ее виды.

Как справедливо отмечает В.В. Комаров, современное гражданское судопроизводство и судебное правоприменение должны дать ответ на вызовы времени относительно обеспечения справедливого судопроизводства, соответствующего Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, что объективно обуславливает необходимость исследования проблем доступа к правосудию в контексте фундаментализации права на правосудие и гармонизации национальных процессуальных систем. Представления и подходы к правосудию как высокозначимому социальному институту изменяются; они интерпретируются в контексте судебной власти и ее реализации через механизмы справедливого судебного разбирательства (Гражданский процесс в межкультурном диалоге: евразийский контекст: Всемирная конференция Международной ассоциации процессуального права, 18–21 сентября 2012 г., Москва, Россия: сборник докладов / под ред. д-ра юрид. наук Д.Я. Малешина; Международная ассоциация процессуального права. М.: Статут, 2012.                  С. 279–297).

 В связи с этим, на наш взгляд, задача современного законодателя в процессе дальнейшего реформирования гражданского судопроизводства –совместить достоинства обеих видов апелляции, предложив четкую и ясную систему апелляционного обжалования, обеспечивающую реализацию идеи справедливого судебного разбирательства и достижение правовой определенности в деле уже на стадии апелляционного производства.

Выбирая тот или иной вид апелляции, законодатель должен исходить из того, какой из них в большей степени обеспечивает решение задач, стоящих перед судами арбитражной системы, а также достижение основной цели гражданского судопроизводства и его конкурентноспособность с другими юрисдикциями.

В юридической литературе справедливо обращают внимание на то, что при заимствовании тех или иных институтов зарубежных стран мы должны учитывать «реальную практику, а не догматически знакомиться с законодательством» (Кудрявцева Е. В. Судебное решение в английском гражданском процессе. М., 1998. С. 128).  Нельзя не учитывать и то, что ценность судебной процедуры может по-разному трактоваться в зависимости от социокультурных условий конкретного общества. Взаимовлияние культуры и права обуславливает не только специфику законодательства, но в первую очередь практику его применения. Похожее гражданское процессуальное законодательство по-разному эффективно в зависимости от социокультурных условий общества (Подробнее см.: Малешин Д.Я. Гражданская процессуальная система России: автореф. дисс. …д-ра юр. наук. М., 2011. С. 34. 297).

По мнению большинства исследователей, апелляция, предусмотренная в российском арбитражном процессе, является полной, поскольку апелляционный суд после отмены решения не вправе направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции и обязан сам принять решение после рассмотрения дела по имеющимся в деле и дополнительно представленным доказательствам (статьи 268, 269 Арбитражного  процессуального кодекса Российской Федерации). Однако некоторые ученые, ссылаясь на нелогичность для полной апелляции требования части 2 и части 3 статьи 268 Арбитражного  процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которым дополнительные доказательства апелляционным арбитражным судом принимаются и исследуются, если участвующие в деле лица обосновали невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от них и признанным апелляционным судом уважительными, приходят к противоположному выводу, а именно  о закреплении в Арбитражном  процессуальном кодексе Российской Федерации неполной апелляции.

В принципе соглашаясь с нелогичностью законодателя, в то же время считаем ее преднамеренной и оправданной, поскольку закрепление классической (полной или неполной) модели апелляции не может быть эффективным в условиях современного российского процесса. Нельзя не согласиться и с теми, кто утверждает, что суд апелляционной инстанции при полной апелляции, подменяя суд первой инстанции, значительно снижает процессуальное значение и авторитет последнего. С целью минимизации названных недостатков считаем возможным наделение арбитражного суда апелляционной инстанции правом в исключительных случаях направлять дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, обеспечивая возможность реализации лицами, участвующими в деле, права на судебную защиту в суде первой инстанции.

Е.А. Борисова, будучи последовательным сторонником неполной апелляции, в то же время полагает, что суду апелляционной инстанции должно быть предоставлено право отменять судебное решение и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку использование данного права позволяет обеспечить процессуальные гарантии отправления правосудия по гражданским делам.

Ярким примером такого процесса является судебная система Голландии, где сформировались лучшие судебные практики и имеет место высокий уровень доверия к судам. Нормы Гражданского процессуального кодекса и сложившаяся доктрина позволяют судам апелляционной инстанции Голландии направлять дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, например, в том случае, когда суд, рассмотревший дело, не имел юрисдикции, несмотря на то, что это признак неполной апелляции, а голландская модель характеризуется как полная апелляция, поскольку там не существует никаких ограничений на представление новых доказательств в суд апелляционной инстанции.

При неполной апелляции возможно возвращение дела в суд первой инстанции для его нового рассмотрения. Лица, участвующие в деле, по общему правилу при таком способе пересмотра не вправе представлять в апелляционный суд новые доказательства; пересмотр решения осуществляется на основании фактических данных, представленных в суд первой инстанции.

По мнению ряда исследователей, неполная апелляция лишена большинства недостатков полной апелляции (медлительность процесса, удержание доказательств лицами, участвующими в деле, и представление их в суд апелляционной инстанции, снижение роли суда первой инстанции и др.).

            Сторонником неполной апелляции являлся А.А. Верещагин, отмечавший, что «задачей апелляционного суда является рассмотрение предмета спора, очищенного уже производством в первой инстанции от всех посторонних, не относящихся к существу дела обстоятельств, и только в том объеме, в каком этого требует поданная апелляция» (Верещагин А.А. Изложение судебных решений // Журн. Министерства юстиции. 1905. Кн. 9).

С точки зрения А.К. Рихтер, установление неполной апелляции имеет двоякую цель: освободить апелляционные суды от излишней работы по производству дел, а тяжущихся – от излишних хлопот и издержек по ведению дел в отдаленном суде (Рихтер А. К. О полной и неполной апелляции // Журн. Министерства юстиции. 2003. № 6. С. 17–18).

Вместе с тем за указанными достоинствами неполной апелляции, как справедливо отмечается в юридической литературе, скрывается её основной и серьёзный недостаток, которого не имеет полная апелляция, – формализм, а нередко и искажение цели гражданского судопроизводства.

Как справедливо отметил А. Узелач в основном докладе «Цели гражданского процесса» на Всемирной конференции Международной ассоциации процессуального права, состоявшейся в Москве в 2012 г., времена, когда процессуальный формализм был сам по себе целью, ушли далеко в прошлое. Даже в Германии, которая часто расценивается как оплот формализма, существует известная линия прецедентного права, возникшая из решения имперского верховного суда, согласно которому процесс не должен препятствовать осуществлению права, и утверждающая res iudicata должна уступать главной цели гражданского судопроизводства достичь правосудия в отдельном случае (Гражданский процесс в межкультурном диалоге: евразийский контекст: Всемирная конференция Международной ассоциации процессуального права, 18–21 сентября 2012 г., Москва, Россия: сборник докладов / под ред. д-ра юрид. наук Д.Я. Малешина; Международная ассоциация процессуального права. М.: Статут, 2012. С. 148–149).

Для обеспечения эффективного судопроизводства по правилам неполной апелляции необходимо: 1) чтобы ведение дел в судах первой инстанции было обязательно поручаемо тяжущимися сведущим юристам-практикам, адвокатам; 2) чтобы установленные для производства и решения в сих судах правила достаточно обеспечивали тщательное и всестороннее расследование и разъяснение обстоятельств каждого спорного дела и справедливое установление их в решении и 3) чтобы законом был установлен обязательный порядок констатирования всех объяснений сторон по обстоятельствам их дела в связи с предъявленными ими требованиями и доказательствами» (Рихтер А. К. О полной и неполной апелляции // Журн. Министерства юстиции. 2003. № 6. С. 29).

Таким образом, условием для эффективной реализации модели неполной апелляции является практически идеальная работа судов первой инстанции. Большинство российских исследователей отмечают, что в настоящее время деятельность судов первой инстанции далеко не идеальна. Причин тому множество: например, высокая нагрузка на судей судов первой инстанции, часто меняющееся материальное и процессуальное законодательство, имеющиеся в правовых позициях высших судебных инстанций противоречия, а потому в целях наиболее полного исправления ошибок суда первой инстанции и обеспечения надлежащей судебной защиты представляется наиболее последовательным наделение суда второй инстанции более широкими правами в ходе пересмотра дела, т. е. приоритет должен отдаваться полной апелляции, однако с правом направления дела в суд первой инстанции в исключительных случаях.

            Приоритет модели апелляции, где доминируют признаки полной модели апелляции, а точнее смешанной модели, на наш взгляд, не должен влечь за собой пересмотр концепций доказывания и доказательств, а это значит, что процесс доказывания должен быть по-прежнему сконцентрирован в суде первой инстанции, где должна найти воплощение идея концентрации всего доказательственного материала (См. подробнее: Решетникова И.В. Концепции стремительно развивающегося российского арбитражного процесса// Вестник гражданского процесса. С. 17–32).

            Изменение концепции апелляционного производства должно иметь своей целью обеспечение права на справедливое публичное разбирательство, учитывая тот факт, что апелляция является последним судом права и факта, вынесение нового решения (при наличии к тому оснований) должно быть основным правилом, направление на новое рассмотрение должно носить исключительный характер, когда лица, участвующие в деле, и иные лица в случаях, предусмотренных законом, были лишены фундаментальных процессуальных прав в суде первой инстанции (Жилин Г.А. Апелляция и кассация в гражданском процессе // Современная доктрина гражданского права. С. 136).

Изменения в арбитражной процессуальной форме допустимы лишь при условии обеспечения более эффективной судебной защиты прав тех, кто ищет защиты у суда.

Риски полной апелляции. Действительно, при полной апелляции у сторон имеется возможность восполнить недостатки собственной деятельности в суде первой инстанции по отстаиванию своих требований и возражений в вышестоящем суде, что может порождать пассивность сторон в суде первой инстанции. Однако в противовес этому аргументу следует указать, что в российском арбитражном и гражданском процессе у суда имеются действенные правовые средства, позволяющие активизировать состязание сторон при доказывании ими фактических обстоятельств дела в суде первой инстанции. Так, согласно части 2 статьи 65 Арбитражного  процессуального кодекса Российской Федерации и части 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации на суде первой инстанции лежит обязанность определить, какие обстоятельства имеют значение для рассматриваемого дела, какой из сторон подлежит их доказывать, а также вынести их на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них ранее не ссылались. В соответствии с частью 2 статьи 66 Арбитражного  процессуального кодекса Российской Федерации и частью 1 статьи 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд вправе предложить сторонам представить дополнительные доказательства, по их ходатайству суд обязан оказать содействие в собирании доказательств. Эти права арбитражного суда гарантированы пунктом 9 статьи 66 и статьей 111 Арбитражного  процессуального кодекса Российской Федерации, предусматривающими возможность наложения штрафа судом на лицо, не представившее доказательство по неуважительной причине. При этом указанные полномочия суда первой инстанции не противоречат принципам состязательности и равноправия сторон. Более того, сами стороны, за редким исключением, заинтересованы в разрешении спора именно в суде первой инстанции, а судья первой инстанции путем строгого соблюдения норм процессуального права обязан устранить основания, которые могли бы привести в апелляционном суде к необходимости сторон и других лиц, участвующих в деле, заявлять ходатайства о приобщении дополнительных доказательств, об оказании содействия в их истребовании.

Таким образом, при выборе модели апелляции должны учитываться в совокупности все обстоятельства, влияющие на эффективность апелляции, в том числе территориальные, транспортные, экономические, культурологические особенности России, которые являются важными факторами, непосредственно влияющими на доступность судебной защиты. Право на судебную защиту может быть реализовано в полной мере лишь при наличии доступного и удобного для граждан и организаций способа исправления ошибок судов.

Что касается вида апелляции в российском арбитражном процессе, то автор придерживается того мнения, что в арбитражном процессе должна быть смешанная апелляция, при которой заинтересованное лицо может в большей степени рассчитывать на благоприятное и скорое завершение судебного процесса – вынесение справедливого, законного и обоснованного решения. Проверка не вступивших в законную силу судебных актов арбитражных судов должна осуществляться по правилам полной апелляции, однако с правом суда апелляционной инстанции в исключительных случаях направлять дело на новое рассмотрение. Такой подход позволит обеспечить эффективную проверку судебных актов, повысит качественный уровень отправления правосудия, а также не будет противоречить содержанию принципов правовой определенности и  процессуальной экономии. Вряд ли целесообразно, в контексте своевременной реализации принципа правой определенности, лишать суд второй инстанции права направлять дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, в то же время предоставляя такое право суду кассационной и надзорной инстанций. Следует отметить, что гражданское процессуальное законодательство большинства европейских стран, к примеру, Австрии, Англии, Венгрии, Голландии, Дании, Италии, Испании и др., предоставляет суду апелляционной инстанции в определенных случаях право отменить судебное решение и направить дело на новое рассмотрение (См. подробнее: Гражданский процесс в межкультурном диалоге: евразийский контекст: Всемирная конференция Международной ассоциации процессуального права, 18–21 сентября 2012 г., Москва, Россия: сборник докладов / под ред. д-ра юрид. наук Д.Я. Малешина; Международная ассоциация процессуального права. М.: Статут, 2012.                  С. 317).

По условиям допустимости подачи апелляционной жалобы выделяют ограниченную и неограниченную апелляцию. Ограниченная апелляция предполагает недопустимость обжалования решений суда первой инстанции, не отвечающих определенным критериям, например, небольшая цена иска и характер дела. Только при наличии этих критериев, определяющих важность, сложность и значимость отдельных дел, законодатель допускает повторное рассмотрение дела. Ограничение права апелляции имеет место во многих зарубежных странах (в Англии, Бразилии, Германии, Голландии, Франции, Норвегии и др.). Например, в гражданском процессе Бразилии дискреционных полномочий на принятие к рассмотрению апелляционной жалобы сторон нет. Апелляционные жалобы принимаются при соблюдении специального условия, в частности, содержащийся в деле quaestio juris должен быть важен для всего общества и выходить за пределы интересов сторон.

Например, в соответствии со статьей 511 Гражданского процессуального кодекса Германии апелляция допустима только в случаях, если стоимость предмета обжалования превышает 600 евро или подача апелляции допускается в приговоре суда первой инстанции. Если дело имеет принципиальное значение, или дальнейшее развитие права, или обеспечение единообразного судопроизводства требуют принятия решения апелляционным судом, то подача жалобы допускается судом первой инстанции.

В процессуальных кодексах ряда бывших социалистических стран право на апелляционное обжалование также обусловлено стоимостью иска и характером дела.

            Согласно статье 356 Гражданского процессуального кодекса Грузии апелляционная жалоба допускается лишь в том случае, когда ее стоимость превышает 500 лари. Стоимость апелляции определяется в зависимости от того, в какой мере требует сторона (третье лицо) в своей жалобе изменения обжалованного решения. Если размер стоимости вызывает сомнение, лицо, подающее жалобу, должно убедительно подтвердить эту стоимость (http://www.jguard.ru/images/attaches/235/GPK_Georgia.txt (последнее посещение 04 сентября 2013 г.)).

            Гражданский процессуальный кодекс Литвы содержит ограничения для подачи апелляционной жалобы. «В силу статьи 303 апелляция невозможна (за исключением определенных незначительных оговорок), если сумма спора менее 250 лт» (Некрошюс В. Гражданско-процессуальная реформа в Литве // Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. 2002–2003. № 2. С. 183).

Гражданский процессуальный кодекс Азербайджана (статья 359) исключал возможность подачи апелляционной жалобы на решения суда первой инстанции, не вступившие в законную силу, если цена иска составляла сто минимальных размеров оплаты труда, а также по спорам, специально указанным в законе. В настоящее время названная статья исключена из Кодекса. Конституционный Суд признал положения статьи 359 Гражданского процессуального кодекса утратившими силу в связи с несоответствием Конституции Азербайджанской Республики, указав следующее: «Право на судебную защиту при наличии процессуальных условий может подвергаться определенным ограничениям. Однако ввиду важности и значения этого права для демократического общества недопустимо исключение его в зависимости от обстоятельств, связанных с суммой иска или не определенными на сегодняшний день «… решениями по спорам, специально указанным в законе…». По мнению Суда, право судебной защиты предусматривает не только возможность начала производства по гражданским делам, но и организацию соответствующего процесса и состава суда, гарантированное государством соблюдение этого порядка. В зависимости от волеизъявления сторон процесс может продолжаться в суде первой, апелляционной и кассационной инстанции до исчерпания средств судебной защиты (См. подробнее: постановление КС Азербайджана.

Неограниченная апелляция допускает обжалование в апелляционном порядке не вступивших в законную силу решений суда первой инстанции исключительно по усмотрению лиц, участвующих в деле.

Например, в соответствии со статьей 292 Гражданского процессуального кодекса Украины стороны и другие лица, которые принимали участие в деле, а также лица, которые не принимали участие в деле, если суд решил вопрос об их правах и обязанностях, имеют право обжаловать в апелляционном порядке решение суда первой инстанции полностью или частично.

            По мнению некоторых ученых, ограниченная апелляция не может в полной мере отвечать как общественным интересам, так и интересам лиц, участвующих в деле. Неограниченная апелляция, допускающая обжалование в апелляционном порядке всех не вступивших в законную силу решений суда первой инстанции, в наибольшей степени соответствует началам диспозитивности гражданского процесса и гарантирует исправление многих судебных ошибок, поскольку именно у апелляционного суда имеется для этого наиболее широкий арсенал процессуальных средств (Калмацкий В.С. Суд второй инстанции в советском гражданском процессе. Уфа, 1978. С. 54).

Мы вступаем в новый этап судебной реформы, цель которого –установление более эффективной системы судоустройства, а также поиск оптимальной модели правовой формы гражданского судопроизводства, поскольку общество озабочено ее низкой эффективностью. А это значит, что законодателю предстоит вернуться и к вопросу дальнейшего совершенствования института апелляционного производства, как важной составляющей права на судебную защиту.

Дополнительно

Дополнительно на сайте будут публиковаться новости и судебная практика по актуальным моментам арбитражных споров...

Это позволит сделать наш сайт более актуальным иэффективным для вас, уважаемые читатели и потенциальные клиенты.

Напишите нам письмо

Напишите отзыв или пожелание нашей компании - мы обязательно примем его к сведению!

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика